up
__

Информационно-аналитическое издание "Вестник"

Свидетельство о регистрации средств массовой информации Эл № ФС77-61401 от 10 апреля 2015 г. 

Россия. г. Москва.

Email для связи: densegodnya.ru@yandex.ru

Информационно-аналитическое издание 

Главная / Культура / Дмитрий Сергеевич Лихачев: «Жизнь – это прежде всего творчество»

Дмитрий Сергеевич Лихачев: «Жизнь – это прежде всего творчество»

Дмитрий Сергеевич Лихачев: «Жизнь – это прежде всего творчество»

Весной 1986 году в Москве, в телецентре Останкино, по лестнице поднимался пожилой, элегантно одетый человек с тростью в руках. Это был действительный член Академии наук, лауреат Государственной премии и всемирно известный исследователь древнерусской литературы Дмитрий Сергеевич Лихачев.

Дмитрий Сергеевич Лихачев

фото: dianov-art.ru

С началом перестройки власть вынуждена была дать слово интеллигенции. В концертной студии Останкино устраивали телевизионные встречу с писателями, учеными, деятелям искусства – с лучшими представителями интеллигенции страны.  Именно на такую передачу и был приглашен академик Лихачев.

«Его кандидатуру мы предлагали несколько раз, потому что это советские времена еще: цензура, многоступенчатые всякие согласования были. Я помню, что мы договорились это, наверное, был 1984. Всё, я позвонила Дмитрию Сергеевичу, был назначен день, были напечатаны билеты. И вдруг от Лапина (Лапин – это тогдашний министр телевидения) приходит указание – не надо записывать. Никаких объяснений тогда не давали – не надо и все», – Татьяна Земскова, тележурналист.

И только через два года, 12 марта 1986 года, Дмитрий Сергеевич Лихачев впервые получил возможность выступить перед многомиллионной аудиторией Советского Союза. К тому времени ему было почти 80 лет.

«Мне очень часто задают вопрос об интеллигентности. Это очень трудное понятие. Скупой может притвориться щедрым, злой человек может притвориться добряком, льстец может преподносить свою лесть под флагом правдивости, но притвориться интеллигентным человеком нельзя, невозможно. Вот между прочим, почему интеллигентность вызывает такую злобу в неинтеллигентных людях», – Дмитрий Сергеевич Лихачев, филолог, культуролог, искусствовед, доктор филологических наук, профессор.

«Философский пароход»

Залп из крейсера «Аврора» явился не только сигналом к вооруженному восстанию, но и началом уничтожения чуждого новой большевистской власти элемента – интеллигенции.

залп крейсера «Авроры» в 1917 году

С октября 1917 года быть интеллигентом в России стало опасно для жизни. Чаще всего понятие «интеллигенция» употреблялась с прилагательным «гнилая».

oktyabrskaya_revolyuciya_lenin_na_tribune.jpg

Владимир Ленин: «Я находил приятным изображать из себя командира английского войска»

«Когда Ленин сказал про научную мысль, про Бердяева, про Булгакова, что это «не мозги а г...вно», когда вождь мирового пролетариата это все изрек, то к ним соответственно отнеслись», – Константин Кедров, доктор философских наук.

В 1922 году по решению Ленина крупнейших религиозных мыслителей, писателей и философов погрузили на два парохода (так называемые «философские пароходы»: «Preussen» и «Oberbürgermeister Haken») и отправили в Германию.

Большая часть российской интеллектуальной элиты, способная свободно мыслить, высказывать свои идеи и критиковать власть, оказалась в лагерях. Избавившись от неугодной профессуры, взялись за студенчество.

Чужеродный элемент

В начале февраля 1928 года старинные часы Лихачевых, у которых 21 год назад был отключен механизм боя, неожиданно пробили восемь раз. Ровно через восемь дней за Дмитрием Лихачевым пришли.

Дмитрий Лихачев в молодости

«8 февраля мы были арестованы, и нас всерьез начали спрашивать о наших связях с Папой Римским» (Из воспоминаний Дмитрия Лихачева).

Поводом для ареста стали занятия Дмитрия в так называемой «Космической академии наук». На самом деле это был студенческий научный кружок, где собирались молодые, хорошо образованные люди, читали стихи, спорили о науке, религии, веселились, делали доклады.

Накануне ареста члены кружка получили телеграмму, в которой было сказано, что Папа Римский поздравляет «Космическую академию» с годовщиной. Телеграмма была шуточной, ее прислал один из членов кружка.

«Сам арест был ужасен для моих родителей. Я впервые увидел, что мой отец, который всегда мне казался самым храбрым, самым умным человеком, вдруг упал в кресло, бледный, как смерть, и даже следователь, который производил обыск, подошел к нему и подал стакан воды» (Из воспоминаний Дмитрия Лихачева).

Режим для интеллектуалов

За участие в кружке и доклад под названием «О старой русской орфографии, попранной и искаженной врагом церкви Христовой и народа российского» 22-летнего выпускника петроградского университета Дмитрия Лихачева осудили на пять лет Соловецких лагерей особого назначения.

соловецкие лагеря особого назначения – СЛОН

«Когда приехал, первое ощущение – это совершенная фантастика, это необычность. Крики и издевательства конвоя. Меня ударили по лицу, когда я спускался, сапогом из вагона» (Из воспоминаний Дмитрия Лихачева).

В начале он жил под нарами в бараке с уголовниками, чуть не умер от сыпного тифа, потом валил лес, грузил камни, работал электромонтером. После попал в «Кримкаб» – так назывался криминологический кабинет, место, где был собран весь интеллектуальный цвет Соловков: ученые-энциклопедисты, поэты и художники, философы.

Под их влиянием происходит формирование молодого ученого. Там он пишет свою первую научную статью «Картежные игры уголовников». Кроме того, он как сотрудник криминологического кабинета занимается практической деятельностью: разыскивает по Соловецким островам погибающих от холода, болезней и голода беспризорников, определяет их в детскую трудовую колонию, тем самым спасая от верной смерти.

«Это была первая академия перевоспитания вот таких, как Лихачев, потому что советская власть, она ведь не сразу решила, что надо просто всех убить. Она еще вначале думала, что можно перевоспитать, перевоспитать трудом», – Константин Кедров, доктор философских наук.

уголовник рецидивист эпохи соловецких лагерей

Соловецкий лагерь был местом чудовищных контрастов: одну камеру могли делить убийцы и академик, проститутка и фрейлина императрицы. Здесь вместо лошади в телегу запрягали человека и называли его «Вридло» или «Вридлб» – временно исполняющий должность лошади.

Здесь же было последнее место в России, где говорили на безупречном французском языке. Днем в Соловецком драмтеатре устраивали премьеру по «Маскараду» Лермонтова, а ночью сотнями уводили в лес, откуда уже никто не возвращался. Однажды в расстрельном списке оказалась и фамилия Лихачева.

«Я спрятался между делянками дров и сидел. В это время раздавались выстрелы. Там, на кладбище и я просидел всю ночь, ожидая, расстреляют меня или нет, найдут или нет между этими дровами. Каждый день, прожитый мною, это подарок мне. Я живу жизнью за этого второго человека, которого вместо меня расстреляли, потому что подводили под общее число триста человек. Я должен отвечать, чтоб прожить достойно за него» (Из воспоминаний Дмитрия Лихачева).

Жизнь после перевоспитания

В 1932 году, отсидев положенные пять лет, Лихачёв вернулся в Ленинград. С каждым днем этот город, как впрочем, и вся страна все сильнее становился похож на один большой лагерь.

заключенные в вагонах

«Мы видели, как опустели улицы Ленинграда после убийства Кирова. Мы знали, что с вокзалов уходили поезда за поездами с высылаемыми и арестованными» (Из воспоминаний Дмитрия Лихачева).

Бывшему заключенному Дмитрию Лихачеву оставалось только залечь на дно.

«Художник должен творить для современности или для вечности? Художник должен творить для современности, а, следовательно, и для вечности» (Из видеоархива 1986 г.).

Эту вечность Лихачев искал и находил в древнерусской литературе. Он впервые сказал, что «Жития святых» Бориса и Глеба столь же значительны и совершенны, как «Троица» Андрея Рублева, и не менее глубоки, чем проза Льва Толстого и Достоевского. Что все самое лучшее в русской классике XIX века восходит к корням все той же великой полузабытой древнерусской литературы.

Древнерусская словесность и действительность

«Он вернул в контекст не только культуры, а нашей общественно-политической жизни «Евангелие», «Жития святых», – Константин Кедров, доктор философских наук.

книга «Жития святых» XVII век

В 60-е годы случается невероятное – книга Лихачева «Поэтика древнерусской литературы», сугубо академическое издание, мгновенно становится бестселлером. Весь тираж буквально сметают за несколько дней.

Советские книголюбы, сдающие макулатуру в обмен на книги, предлагают три «Королевы Марго» за одну «Поэтику древнерусской литературы».

Надо понять контекст, в котором это Лихачёв написал. В то время Хрущев объявил, то ли семилетку, то ли десятилетку антирелигиозную. И он сказал: «Через двадцать лет у нас не останется ни одной церкви и ни одного попа», – Константин Кедров, доктор философских наук.

В начале шестидесятых в Советском Союзе здания храмов либо взрывали, либо превращали в склады или места предварительного заключения. Из тринадцати тысяч церквей уцелела лишь половина. Священников, которые не мирились с подобным положением дел, просто сажали в тюрьмы.

разрушение советской властью храмов и церквей в 1920-е годы

В это самое время Лихачев издает «Поэтику древнерусской литературы», он использует литературные термины, чтобы рассказать о Боге и вере. Читатели впервые понимают, что «Жития святых» да и само «Евангелие» – это не только богослужебные тексты, но и великие шедевры литературы. Он возвращает в культуру «Повесть о Петре и Февронии» – это своего рода русский вариант «Ромео и Джульетты».

Петр и Феврония – муж и жена. Они пресытились жизнью житейской,  ушли в монастырь, стали монахами. Сначала жили в месте, а потом их расселили: она – в женском монастыре, он – в мужском. Он умирает и, умирая, присылает к ней гонца, чтобы тот сказал: «Приди, я умираю, приди. Давай умрем вместе». Она воткнула иглу в бархат, обмотала шелковой нитью и завязала узлом, чтобы не распустилось – это уже другой кто-то довышивает, и пошла», – Константин Кедров, доктор философских наук.

Благодаря книге «Поэтика древнерусской литературы» скрытое и тайное выступило на свет, как древние фрески сквозь наслоения тюремной штукатурки.

Слово как основа структуры языка

«Все ли для вас ясно в слове? Нет, конечно, не все. Я думаю, что это даже хорошо, что не все сейчас ясно, потому что если в художественном произведении, каком угодно, все абсолютно ясно, то оно утрачивает какой-то элемент своей художественности. Художественное произведение всегда должно быть немножко таинственным, но вместе с тем какое-то обаяние в «Слово о полку Игореве» исчезнет, если все в нем будет абсолютно объяснено, понятно и не вызывает никаких сомнений» (Из архива видеозаписей 1986 года).

Слово о полку Игореве

В 1975 году самый авторитетный исследователь древнерусской литературы академик Дмитрий Лихачев оказывается втянутым в скандал. Это случается, когда известный казахский поэт Олжас Сулейменов публикует книгу «Аз и Я», в которой пытается доказать, что «Слово о полку Игореве» имеет не только русские, но и тюркские корни.

Так древний памятник «Слово о полку Игореве» вдруг становится в центре политических страстей», – Константин Кедров, доктор философских наук.

Книга Сулейменова полна такого полемического запала и низвержения авторитетов, что затрагивает круг научных интересов многих корифеев, в том числе и Дмитрия Сергеевича. Академик Лихачев в ответ публикует статью «Об ошибках Сулейменова».

Я считаю, что Лихачев так же, как все, не остался незатронутым той проказой, которая вокруг свирепствовала. Никуда от этого не денешься. Homo soveticus – советский человек, если ты родился в этих условиях», – Константин Кедров, доктор философских наук.

Авторитетный голос академика Лихачева вливается в мощный хор гонителей Сулейменова. Однако, публикуя свою статью, Дмитрий Сергеевич не собирался клеймить автора. Смысл рецензии сводился к тому, что книга имеет право на жизнь как художественное произведение, но при этом не является научным открытием.

Семья и детство Дмитрия Лихачева

«Значит, мои предки по линии матери – купцы-старообрядцы, а отец был из семьи почетных потомственных граждан Петербурга» (Из воспоминаний Дмитрия Лихачева).

Дмитрий Сергеевич Лихачев в детстве с родителями

Это была семья настоящих чеховских интеллигентов, в ней мало интересовались политикой, предпочитая ей чтение книг. Настоящей семейной страстью был балет. Отец Дмитрия, инженер-электрик Сергей Михайлович Лихачев, тратил половину своего жалованья на абонемент в ложу Мариинского театра.

«Дмитрий Сергеевич всю свою жизнь обожал балет и оперу, они даже до революции с отцом, и с матушкой специально квартиру снимали поближе к Мариинскому театру, чтобы чаще ходить. И шли пешком до какого-то места, денег мало, где-то возле театра нанимали извозчика и подъезжали к театру», – Олег Басилашвили, актёр, общественный деятель, народный артист СССР.

Дмитрий Лихачев с Зинаидой Макаровой

Увлечет балетом Дмитрий Лихачев и свою невесту Зинаиду Макарову. Она будет первым человеком, с кем он познакомится, когда в 1932 году придет устраиваться корректором в издательство академии наук, а в 35 году они уже поженились. Через два года у них родились дочери-близнецы.

Зинаида Александровна посвятила себя служению семьи, она очень любила, ценила Дмитрия Сергеевича, беспокоилась о нём», – Сигурд Шмидт, академик Российской академии образования.

В годы блокадного Ленинграда

Именно Зинаида спасет всю семью от смерти в блокаду. Из воспоминаний Лихачёва: «Она стояла с двух часов ночи в подъезде нашего дома, чтобы отоварить продуктовые карточки. Только очень немногие могли получить в магазинах, то, что им полагалось».

блокадный Ленинград

«Дмитрий Сергеевич первый и единственный пока на сегодняшний день сказал: «Говорят, что осьмушку хлеба давали в блокаду. Всего-навсего осьмушку. Да не было этой осьмушки, не было. Чтоб эту осьмушку получить, надо было всю ночь простоять, а это голодные измученные люди, и потом еще попытаться прорваться», – Константин Кедров, доктор философских наук.

smertnost_v_blokadnom_leningrade.png

Блокада Ленинграда: история 872 дней трагедии и героизма

«Вот что такое была блокада, это трудно себе представить, это невозможно рассказать, потому что страшнее, чем голод – холод. Холод какой-то изнутри идущий, ведь не отапливается организм.  В нем нет тепла, и этот внутренний холод, он страшный совершенно. Значит, дрожь пронизывает, в это время какой-то звук – это умирает от голода мышь, потому что мы съедали все крошки, мыши нечего есть. Она на подоконник бросалась и умирала, последние судороги были у нее» (Из воспоминаний Дмитрия Лихачева).

Почти умирая от дистрофии, он напишет свою первую книгу – «Оборона древнерусских городов». Ее будут читать даже в окопах Ораниенбаумского плацдарма. В это время в обиход жителей осажденного Ленинграда войдут забытые древнерусские слова: рвы, валы, надолбы.

Именно после выхода этой книги в 1942 году его попытаются завербовать в секретные сотрудники. Тех, кто имел влияние и властвовал над умами защитников города, в ОГПУ брали под особый контроль.

Мне, прежде всего дали листок бумаги и сказали:

– Подпишите, что  разговор, который вы будете иметь со мной, Вы не разглашаете.

Я говорю. – Нет, я не могу,  я этого не могу подписать.

– Почему? Почему вы не можете подписать?

– Я разговариваю по ночам, у меня такая привычка – я ночью говорю.

«Следователь разыграл сцену, будто я арестован, вызвал красноармейца, и тот повел меня в подвал. К счастью, я не верил угрозам и решения своего не менял. Тому, кто пережил ужасы блокады, ничего уже не было страшно. Запугать нас было трудно» (Из воспоминаний Дмитрия Лихачева).

Культурное наследие против исторического присутствия

Дмитрий Сергеевич Лихачев отстаивал каждый дом, каждый храм и даже каждую улицу, над которой нависал очередной план чудовищной реконструкции.

архитектурное наследие Ленинграда Троицкий собор

В 1970-е годы, когда руководители ленинградского ОБКОМа затеяли изменить исторический облик Ленинграда, и был намечен грандиозный план перестройки Невского проспекта, именно Лихачев выступил с критикой этого проекта.

«Архитектура не принадлежит архитектору, она принадлежит всему народу, а, кажется, что только градостроительные организации ей могут распоряжаться, также как архитектурой Ленинграда и всех других городов. Вот им якобы принадлежит это – это принадлежит народу и даже  не одному поколению, которое сейчас живет» (Из архива видеозаписей Дмитрия Лихачева).

Почему властям так неугоден архитектурный ансамбль Невского проспекта? Он напоминал о великой цивилизации, которая возникла и существовала до них. Им же хотелось оставить и утвердить везде следы своего исторического присутствия.

«Он вдруг бросает все исследования и пишет эти неустанные письма во все инстанции, подвергая себя риску. Что такое письмо секретарю ОБКОМа? Что такое письмо в ЦК? Это ж надо понять, что за этим следовало, какие грозы от начальства», – Константин Кедров, доктор философских наук.

Первый секретарь ленинградского ОБКОМа партии Григорий Романов, сетует, что Лихачева нельзя отправить туда, где ему самое место – Соловки. Но вопреки желаниям начальников, Невский проспект спасен, и это не последнее, что сохранит Лихачев.

«Природа, парк, деревья, отражение в воде, поющие птицы – все они думают, о нас и создают этот воздух, которым мы дышим. Воздух не в физическом смысле, а воздух истории», – Дмитрий Сергеевич Лихачев, филолог, культуролог, искусствовед, доктор филологических наук, профессор.

Политические аргументы

Лихачев прекрасно понимал, что эти тонкие комбинации, игры с властью, могут однажды плохо кончиться. В октябре 1975 года академик Лихачев был жестоко избит в подъезде собственного дома. Нападавшего не нашли, а, впрочем, может быть, и не искали. Спасло Дмитрия Сергеевича двубортное пальто и папка с бумагами в боковом кармане. Позднее в своих воспоминаниях он напишет: «Мое сердце защитило «Слово о полку Игореве».

Дмитрий Сергеевич Лихачев академик, филолог

«Мы удивительная страна, это не во всякой стране на академика-гуманитария вдруг нападут в подъезде и ударят по голове. Это говорит о том, что страсти достигли неслыханного накала, а удар по голове – это был аргумент», – Константин Кедров, доктор философских наук.

trockij_za_granicej.jpg

Лев Троцкий: «Сталин пытается ударить оппонентов не по идеям, а по черепу»

Аргумент был политический: буквально за день до нападения Лихачеву предлагали подписать открытое письмо против Сахарова. В своем почтовом ящике он неоднократно находил анонимные записки, где ему угрожали убийством, если он не прекратит поддерживать Солженицына. Но ученый не поддался на шантаж.

«Ну, а потом подожгли квартиру, но они не знали, что у меня помимо милиционерской сигнализации, которая была, вероятно, отключена, еще стоит звуковая сигнализация – ревун. Ревун поднял на ноги весь дом, они бросили канистры, бросили всю свою аппаратуру и бежали, вытирая испачканные черные руки о стены» (Из воспоминаний Дмитрия Лихачева).

Следствие по делу о поджоге велось своеобразно, все улики были уничтожены, канистры с горючей жидкостью самым загадочным образом пропали прямо из кабинета следователя, а отпечатки пальцев со стены в подъезде кто-то стер. В милиции Лихачеву сказали прямо: «И не ищите».

Неизвестно, чем закончилась бы травля ученого, если бы в СССР не началась перестройка.

Новая власть и Дмитрий Лихачев

«Во  время съемок Дмитрий Сергеевич приезжает и говорит: «Такое случилось неожиданное, ко мне на дачу в Комарове, приехал автомобиль черный, вышел респектабельный гражданин с письмом. Я заволновался, думал, что что-то со мной будет плохое», – Константин Артюхов, кинорежиссер.

Раиса Максимовна Горбачёва и Дмитрий Лихачев

Лихачев подумал, что вот они – очередные неприятности. Но оказалось, фельдъегерь привез академику послание от Раисы Горбачевой. Супруга генерального секретаря писала, что прочитала книгу Лихачева «Письма о добром и прекрасном», и она ей очень понравилась. На самом деле, это был тонкий политический ход, письмо было отправлено не напрямую, а через ленинградский ОБКОМ. Тем самым, партийным функционерам из Смольного дали понять, что Лихачева теперь трогать нельзя.

«Он стал героем социалистического труда и депутатом Верховного Совета, народным депутатом СССР. То есть это уже была фигура, которая пользовалась авторитетом огромным. Это, конечно, политические мотивы были, но мы считали, что это очень сильная позиция для нас, поскольку нам есть, что представить, что такое русская культура», – Михаил Горбачев, президент СССР (1990-1991 гг.).

Новой власти для поднятия своего имиджа понадобился авторитет Лихачева. Наконец, у интеллигенции появилась возможность напрямую влиять на ход культурных событий в стране.

В 1980-е годы в стране развернулось широкое движение прогрессивной общественности против плана поворота северных рек. Известные писатели, деятели искусства, ученые, писали бесконечные письма в ЦК, но  вопреки протестам интеллигенции  государственный проект был утвержден. Тогда Лихачев воспользовался своим первым эфиром, чтобы открыто выступить против.

проект поворота сибирских рек на юг страны

«Речь ведь идет о судьбе множества северных поселков и, вообще, о судьбе русского севера. Значит, заливается город Тотьма, подмывается Каргополь. Почему население русского севера, жившее там с XII века, должно отказываться от своих памятников, от своих трудовых традиций, лишаться своих родных мест, для того чтобы перебросить воду на юг», –Дмитрий Сергеевич Лихачев, видеоархив 1986 года.

Его голос оказался решающим, это удивительный случай – специалист по древнерусской литературе смог отменить политическое решение руководства страны. По сути дела, выступление Лихачева, а до этого научной и культурной общественности, спасли не только климат, но и наш исторический и природный ландшафт.

О добром и прекрасном

«Что побудило вас написать книгу «Письма о добром и прекрасном»? Такого побуждения определенного не было, просто, когда я был в Болгарии в отпуске, там напечатали несколько моих писем на болгарском языке, а потом стали требовать еще и еще и приставали. Вот мне было легче писать эти письма, чем испытывать это приставание. А когда они были изданы отдельной книжкой в Болгарии, тогда уже появилась потребность издать их на русском языке» (Из видеоархива Дмитрия Лихачева, 1986 год).

Письма о добром и прекрасном Д. С. Лихачева

Именно эта книга – «Письма о добром и прекрасном» – и стала поводом для дружбы Раисы Горбачевой с Дмитрием Сергеевичем. В 1986 году они создадут Советский фонд культуры.

Благодаря фонду культуры в СССР возвращаются рукописи русских классиков, картины, вывезенные из страны культурные ценности. Восстанавливаются церкви и памятники архитектуры, возрождаются русские усадьбы, финансовую поддержку получают архивы, библиотеки и музеи.

«Эту фигуру я бы только не рисовал восторженными красками. Был такой случай, что меня поразил. Это когда после путча он вдруг оказался в приемной Ельцина и там сутки сидел для того, чтобы тот принял. О чем же просьба была его? Переименовать фонд Советской культуры в фонд Российской культуры. Он, во-первых, создавался, СССР, существует. Драматическая ситуация: мы боремся за то, чтобы сохранить, выйти на новый договор союзный, и в это время такой удар от человека, которого я уважал, очень ценил и поддерживал», – Михаил Горбачев, президент СССР (1990-1991 гг.).

Однако у академика Лихачева были свои причины. Под обломками социалистической империи, могло погибнуть все, что называлось советским, в том числе и Советский фонд культуры.  В стране началась антикоммунистическая истерия, и это была не лишняя мера предосторожности. Кроме того, для Лихачева, как для интеллигента старой закваски, слово российский, было гораздо приятней, чем слово советский.

путч 1991 года

В 90-е Дмитрий Сергеевич Лихачев скажет: «Культура – это самое главное достояние нации. XXI век должен быть веком гуманитарных знаний».

Его научным и духовным завещанием станет работа «Декларация прав культуры», на которую ссылались так, как на декларацию прав человека.

«Декларация его заканчивается одной фразой «Существование государств и даже целых народов вне культуры абсолютно бессмысленно», – Олег Басилашвили, актёр, общественный деятель, народный артист СССР.

Пушкинский дом

«Я думаю, что Пушкинский дом не дожил бы до наших дней, если бы не Лихачев. Сколько было писем, сколько было воззваний, сколько всяких посланий», – Константин Кедров, доктор философских наук.

Институт русской литературы - Пушкинский дом

Собственно говоря, благодаря таким личностям, как Дмитрий Сергеевич Лихачев, Пушкинский дом превратился в символ. Пушкинский дом – не просто институт русской литературы, который был создан интеллигенцией. Это и остров свободы в несвободной стране, это и место прибежища, и место непрерывной травли великих ученых – от Эйхенбаума и Томашевского до Лихачева и Панченко.

Из воспоминаний Лихачева: «Это был шабаш зла, торжество всяческой гнусности. Помню, что встретив меня в как обычно грязной уборной института на первом этаже, Томашевский сказал: «Вот единственное место в Пушкинском доме, где легко дышится».

В чем только ни обвиняли Дмитрия Сергеевича: он и сын известного домовладельца-миллионера, он и в партию не вступает демонстративно, а в книгах своих специально не цитирует Ленина и Сталина. Но самое абсурдное обвинение – в масонстве.

Трагедия

Лихачев никогда не был одинок в своей научной деятельности. В трудные минуты жизни он всегда находил поддержку среди коллег и учеников и, в первую очередь, у своей дочери Веры, которая работала вместе с ним в Пушкинском доме. Однако искусствоведу и ученому Вере Лихачевой не суждено было стать продолжательницей дела отца.

Вера Дмитриевна Лихачева советский искусствовед

«Это было на каком-то переулке, на котором нет движения. Напротив, на другом тротуаре, кто-то был ее знакомый. Она побежала, не обратив внимания на машину, которая выскочила из-за машины», – Сигурд Шмидт, академик Российской академии образования.

11 сентября 1981 года Вера Лихачева трагически погибла под колесами автомобиля.  В интеллектуальных кругах Ленинграда ходили разговоры, что автокатастрофа подстроена. Была гибель Веры Дмитриевны случайной или нет, это навсегда останется тайной.

С этого трагического момента он определил для себя, что теперь ему придется работать за двоих. Лихачев пережил дочь Веру на 18 лет, и за эти годы ему удалось сделать очень многое.

Эпилог

Академик, почетный гражданин Санкт-Петербурга, лауреат и орденоносец, советник двух президентов, Дмитрий Лихачев никогда не просил для себя лично. Он получал нищенское академическое жалованье, его дача в Комарово, где он жил и работал практически круглый год, отапливалась углем, а зимой, когда уголь заканчивался, Лихачев просто рисковал замерзнуть.

памяти Дмитрия Сергеевича Лихачева посвящается

30 сентября 1999 года Дмитрия Сергеевича Лихачева не стало.

Благодаря этому скромному человеку древнерусская литература сегодня известна во всем мире. Городу на Неве вернули его исконное имя Санкт-Петербург. Усилиями Лихачёва создан телеканал «Культура», с легкой руки Дмитрия Сергеевича интеллигентность стала важнейшей составляющей русской национальной идеи.

Говорят, что один в поле не воин. Дмитрий Сергеевич Лихачев всей своей жизнью опроверг эту старую истину. Вопреки самым страшным обстоятельствам он доказал, что один человек может сделать очень многое и для науки, и для культуры, а, значит, и для будущего своей страны.



Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Также Вы можете войти через:
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее